Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Новосибирской области
Новосибирский химико-технологический колледж
им. Д. И. Менделеева

91-й учебный год

Настройки отображения

Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны

В преддверии великого праздника – 75-летия Победы в Великой Отечественной войне мы будем публиковать на сайте колледжа отрывки из воспоминаний ветеранов, которые помогли перевести в цифровой формат сегодняшние студенты – участники клуба «Поиск 2.0».

Мы помним, мы гордимся!

Коршунов Виктор Данилович

05.05.20
Выпускник 1936 года. Служил в 17-й штурмовой бригаде 42 армии Ленинградского фронта.

Из воспоминаний В. Д. Коршунова:

«Для меня война осталась в памяти как период тяжелой работы, в любое время года, в любое время дня и ночи. К тому же работы, связанной с опасностью для жизни.

Никогда не забуду блокадный Ленинград, где мне пришлось долгое время нести воинскую службу. Этот обезлюдевший, без обычного городского шума огромный город, тишина которого нарушается разрывами мин, снарядов и бомб. Дома, зияющие пустыми глазницами окон и дверей, квартиры без полов и прочих деревянных изделий, сожженных в зимние периоды. Дома с дымными потеками от выведенных через форточки труб буржуек там, где еще жили люди. Улицы, перегороженные в несколько рядов стальными ежами. Ночное небо Ленинграда в аэростатах воздушного заграждения от авиации противника, небо в лучах прожекторов и трассирующих зенитных снарядов, частый бой зениток. У меня навсегда остался в памяти город-герой Ленинград, несмотря ни на что, так и не сдавшийся врагу.

Еще не могу не сказать и о том, сколько горя, лишений и человеческих жертв несет с собой война. То, что мне пришлось увидеть, убеждает меня в том, что нужно сделать все возможное, чтобы война  больше никогда не повторилась».

Колесников Георгий Макарович

05.05.20
Выпускник Новосибирского индустриального техникума 1950 г.

В 1942-1944 гг. был командиром 120 мм миномета 175 Армейского минометного полка на Ленинградском фронте. В 1945г. воевал на 3-м Украинском фронте, участвовал в боях по освобождению Венгрии и Австрии.

Награжден:  двумя медалями «За отвагу», медалями «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

Из воспоминаний Г. М. Колесникова:

«Война  застала меня 17-летним учеником 9 класса. В июле 1942 года окончил 10 класс и сразу же призван в ряды Красной Армии. Короткая  учеба военному  делу, и вот уже в конце декабря 1942 г. семнадцатичасовой переход  через  Ладожское озеро по ледовой трассе («дороге жизни»), и я оказался в блокадном  Ленинграде в составе  Ленинградского фронта. 1 марта 1943 года присвоено воинское звание «сержант» и назначен командиром 120 мм миномета 175 Армейского минометного полка. А было мне в то время всего 18 лет.

В течение 1943 года участвовал в боях по сдерживанию наступления немецких войск и в операциях по прорыву блокады. Январь 1944 года – прорыв блокады города Ленинграда, взятие городов: Пушкин, Луга и других населенных пунктов. Нашему полку присвоено наименование «Лужский». Оказывается, хоть и зеленые, но воюем неплохо.

Затем – бои по разгрому финских армий, стоящих на северной границе, недалеко от города  Ленинграда.
Январь-май 1945 года – 3-й Украинский фронт, участие в боях по разгрому группировки немецких войск юго-западнее города Будапешт в Венгрии в районе озера Балатон, освобождение Венгрии. Войну закончил 9 мая 1945 г. в Австрии».

Зинкевич Георгий Павлович

04.05.20
Выпускник 1942 года.

В 1942 – 1944 гг. в составе 272 стрелковой дивизии воевал на Карельском фронте. С 1944г. – на 1-м Украинском фронте в 49 тяжелой минометной бригаде 4 артиллерийской дивизии в составе 10 армейского корпуса прорыва Резерва Верховного главнокомандования. Имеет многочисленные награды за участие в прорыве обороны противника в районе Сандомира (Польша), Силезии (юго-восточная граница Германии), форсирование реки Одер, прорыве у реки Нейсе. Участвовал в освобождении Праги, отличился в боях за Берлин.


Германия, 1945. Второй слева – Г. П. Зинкевич 

Жариков Анатолий Карпович

04.05.20
Выпускник 1936 года. В 1942-1944 гг. в составе 59-го стрелкового полка воевал на Ленинградском фронте. Награжден  орденом Славы 3 степени, медалями.

Из воспоминаний А. К. Жарикова:

« В Ленинград нас доставили морским транспортом через Ладожское озеро при частых бомбардировках врага. В Ленинграде я до войны не был, но знал, что это один из красивых городов мира. Но когда я увидел город, испытал потрясение. Мы проходили по безлюдным, дымящимся от пожара улицам. Часто встречались разрушенные здания, были слышны разрывы артиллерийских снарядов. На домах встречались надписи «наиболее опасная сторона при  артобстреле». На окраине города были установлены противотанковые заграждения.

В июне 1942 г. я принял первое боевое крещение. Наша рота получила задание провести разведку боем с целью выявить огневые точки противника и захватить языка. В этом бою я был легко ранен в ногу, но не покинул бой и по выполнении задания был направлен в медсанбат. Последующая разведка боем была под Синявиным.

Оборона проходила в трудных условиях. Болотистая местность приносила много неприятностей, окопы были в воде, в землянках стояла вода. Были трудности с продовольствием. Чтобы не болеть цингой, пили хвойный настой. Последствие цинги осталось на всю жизнь. Но, несмотря на трудности, боевое настроение у солдат было высокое.

Никогда не забыть знаменитую дату 15 января 1944 года. Мы были подняты рано утром необычным гулом. Это был гул артиллерийских залпов всех видов артиллерии в течение нескольких часов по обороне противника. С Пулковских высот начался прорыв блокады Ленинграда. Но мне не посчастливилось, 16 января я был тяжело ранен и эвакуирован в госпиталь…». 

Егоров Илья Петрович

04.05.20
Выпускник 1940 года. В октябре 1940 г. призван в ряды Красной Армии.

В августе 1941 г. в звании младшего лейтенанта направлен командиром взвода в 5 запасной стрелковый полк. Занимался формированием маршевых рот, обучением и отправкой на фронт. Служил на границе с Маньчжурией адъютантом стрелкового батальона в составе 337 стрелкового полка 34 стрелковой дивизии 2-го Дальневосточного фронта. Участвовал в войне с Японией.

Награды: орден Красной Звезды, медали «За победу над Германией», «За победу над Японией».

Из воспоминаний И. П. Егорова:

«Воинскую службу начал рядовым на станции Амур под Хабаровском. С января 1941 г. перевели нас курсантами в первую роту стрелковой части с задачей: за время срочной службы подготовить из нас офицеров запаса. Замечу, что служба солдатская, затем курсантская не из легких, физическая нагрузка была очень большая, уставные порядки, твердая дисциплина требовали немалых усилий в овладении военными знаниями. Часто совершали марш-броски, на занятия, в столовую ходили только ускоренным шагом и бегом.

Война нас застала в летнем лагере на Красной речке. Настроение у всех курсантов и командиров упало, появилось ненависть к  врагу, желание быстрее закончить учебу и встать на защиту нашей Родины».
С началом войны нас начали готовить более интенсивно. В это время на западе шли ожесточенные бои, наши войска несли потери, требовалось пополнение. В полку мы занимались формированием маршевых рот, обучением и отправкой на фронт, причем сроки были сжатые.

Весной 1942 г. из Харькова прибыла группа молодежи, комсомольцы с образованием не менее 7 классов для учебы инструкторов истребителей танков. Какие это были замечательные ребята! После зачисления в состав армии они в полном составе были отправлены на Курскую дугу, где шли тяжелые бои с участием большого количества танков противника. В просьбе офицерского состава отправить с этой ротой на фронт нам отказали…
Меня направили адъютантом стрелкового батальона в звании лейтенанта. Полк дислоцировался на границе с Манчжурией. По ту сторону границы находились  войска Японии, которые неоднократно открывали огонь по нашим позициям, пытались на отдельных участках пересечь границу. И, что характерно, в светлое время суток полнейшая тишина у самураев, как только наступает ночь, японцы начинают передвигать орудия, технику, солдат к нашим позициям, стараются нас спровоцировать. Естественно, нам приходилось оборонять границу бдительно, быть начеку, воины испытывали большую психологическую нагрузку. Однако самураи не посмели переступить нашу границу.

Весть о капитуляции Германии подняло настроение у воинов, прибавило силы, нет предела радости. С прибытием войск с Запада укомплектовывались подразделения, начали больше заниматься тактикой в наступательном бою, совершали марш-броски, часто поднимали по тревоге.

Рано на рассвете  8 августа 1945 г. по тревоге наш  батальон, как авангард  дивизии, под прикрытием артиллерии на амфибиях первым форсировал р. Амур, выбив с позиций японских самураев. Закрепились на противоположном берегу, тем самым обеспечив беспрепятственную переправу полка, дивизии.

Какие трудности приходилось преодолевать, выбивая с позиций гарнизона самураев, продвигаться по болотистым местам. Нередко солдаты из топи вытаскивали орудия, амфибии. Почти в каждом населенном пункте располагались японские гарнизоны, жители-китайцы их обслуживали, работали на них. Вначале с освобождением населенных пунктов их жителей, особенно женщин, детей не было видно. Они были напуганы японцами, что русские солдаты  убивают детей, насилуют женщин. Вскоре стали выходить навстречу нашим воинам, часто приносили подарки. Порою трудно было пересечь населенный пункт из-за скопления населения. Нередко нам помогали мужчины-китайцы вытаскивать орудия, машины, застрявшие в топком месте, помогали восстанавливать мосты, разрушенные японцами при отступлении.

9 сентября 1945 г. мы услышали о капитуляции Японии. Это была незабываемая радость, тут и слёзы, объятия, салют…».

Доильницын Евгений Федорович

03.05.20
Окончил техникум в 1938 г. На фронте с 22 июня 1941 г. Участник боев под Львовом, Гродно, Ровно, Житомиром, Киевом. В Орловско-Курском сражении был командиром взвода противотанкового дивизиона 3-й Танковой Армии. В ноябре 1943 г. при освобождении Киева получил ранение. Воевал на Юго-Западном, Воронежском, Степном, Брянском,  1 Украинском, Ленинградском, Дальневосточном фронтах.

Награды: орден Красной звезды, десять медалей.

Отрывки из воспоминаний Е. Ф. Доильницына:

«Я хорошо помню первый день, первые часы начала этой долгой, кровопролитной войны. Воскресенье, 6 часов утра 22 июня.  Мы были подняты по боевой тревоге (г. Кременец, 100 км по прямой до границы). Слово «война», произносимое как-то еще неофициально, не укладывалось в сознании. Да и сама суть войны не предоставлялась какой-то жесткой реальностью, когда мы должны как можно больше убить «живых людей» и в то же время обязательно остаться живыми. Смысл войны в моем сознании не укладывался до тех пор, пока сам не увидел «настоящего живого немца», идущего с автоматом в руках,  с засученными рукавами, беспрестанно стреляющего по всему живому, что было на пути. Это было во второй половине дня 22  июня 1941 года. Я как сейчас вижу лицо первого, пока живого немца. Никакого «звериного облика». На лице блуждающая улыбка, палец правой руки на спусковом крючке автомата. Он шел так уверенно, что пуля, выпущенная из карабина, не остановила его, он только вздрогнул, на лице отразилось недоумение. После чего он мягко и как-то всем телом, упал ничком вперед…
Так начался первый день войны.

Затем первое ранение и первое отступление с непрерывными боями. Бомбежки с воздуха, бомбили и листовками, сменялись танковыми наступлениям. С боями сдавались города: Львов, Гродно, Ровно, Житомир, Киев…  Казалось, не будет конца отступлению. В Киеве в районе Мышеловки действительно немцам устроили первую мышеловку. Опять отступление с кровопролитными боями:  Купянск, Валуйка, Россешь, Воронеж…

Новые номера частей, полевых почт  менялись как  в калейдоскопе, ибо оставшимися в живых тут же пополняли часть и снова в бой. Снова прорыв противника и, казалось уже всё. Нет, как феникс, находили в себе силы и возрождались вновь,  опять в бой.

Оглядываясь назад и сопоставляя 43 год, год наступления, с  41 годом, удивляешься, как удалось выдержать, остановить эту в полном смысле военную, бронированную машину…

В Орловско-Курском сражении в качестве командира взвода противотанкового дивизиона (специально созданных для борьбы с «тиграми»), 3-й Танковой Армии, пришлось командовать уже 85 мм пушками. Сражения отдельных дней на Курской дуге, по моему, нельзя ни описать, ни показать любыми бутафорными средствами кино, правильно отразить действительность. Психическую сторону боя и состояние человека в это время, словами, по-моему, передать вообще нельзя!

Сознание человека в это время как-то переключается от мысли самовыживания  до боя к какому-то самоотключению  собственного я, от своего сознания, мышления, от своей физической формы. Человек становится запрограммированным автоматом уничтожения всего живого, что по ту сторону окопов, притом с самосовершенствованием и самообучением этой программы…».

Дербин Леонид Георгиевич

03.05.20
Окончил Силикатный техникум в июле 1939 года. В октябре был призван в ряды Советской Армии и направлен для прохождения службы в Монголию. После боев за Халхин-Гол прослужил в армии до октября 1941 г. затем был направлен на фронт под Москвой. В составе 601 мотострелкового полка 82 мотострелковой дивизии участвовал в обороне Москвы, во взятии ст. Кубинка, села Дорохово. В 1942 г. сражался на Орловско-Курской дуге, затем в составе 17 мотострелковой бригады воевал под Киевом. Участвовал в обороне  Висленского плацдарма, воевал в Германии и Чехословакии, участвовал в освобождении Праги и взятии Берлина.

Награды:
орден «Отечественной войны»  1 степени, два ордена Красной Звезды, медали: «За оборону Москвы», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» «За участие в Великой Отечественной войне».

Дьяконова (Даурцева) Валентина Васильевна

03.05.20
В июне 1940 года окончила Силикатный техникум по специальности  техник-технолог вяжущих веществ.

Служила в 5 корпусе ПВО 1-й Белорусского фронта, заведующая делопроизводством Продснабжения. Награждена медалями.

Из воспоминаний В. В. Дьяконовой:

«Несколько раз я обращалась в Ипподромский райвоенкомат г. Новосибирска с просьбой отправить меня на фронт. И наконец-то 13 июля 1943 г. нас повезли в эшелоне на запад. По дороге в г. Куйбышев на Волге мы узнали, что везут нас в г. Камышин. В дороге меня попросили произвести расчет причитающихся продуктов по норме на каждый вагон. А по приезде к месту службы в 20-й отдельный прожекторный батальон меня уговорили стать завделопроизводством Продснабжения.

Работать приходилось очень  много, без отдыха, не имея постоянного места работы, зачастую стол, если можно так назвать, освещался коптилкой. Тут же и спала. По расформировании батальона ездила с отчетом в штаб фронта в г. Сталинград, увидела ужасы: развалины, пробитые навылет огромными орудиями стены».

«Весть о победе встретила в г. Ландсберге. В Люблине мы посетили Майданек, где еще дымились печи крематория и стояли вагоны с человеческим пеплом, высились груды отсортированной обуви. В песке находились скелеты закопанных заживо людей. Было горько за поруганное человечество, детство, юность».

Гречишников Андрей Степанович

02.05.20
Окончил Новосибирский химический техникум в 1934 году.

Июнь 1941 г. – командир 11-го отдельного минометного батальона, минометного взвода. Воевал на Северо-Западном фронте.

Награды: орден Отечественной войны I степени, 7 медалей.

Отрывки из воспоминаний А. С. Гречишникова:

«В конце первой декады июля 1941г. наш эшелон прибыл в город Великие Луки, в то время прифронтовой город Северо-Западного фронта.
Только начали разгружаться, налетел фашистский самолет, который с  бреющего полета начал обстреливать скопление наших войск. Из пулемета наш пулеметчик отбил атаку, причинив самолету повреждение.
Наш минометный батальон был вооружен 120 мм минометами, в каждом взводе по четыре миномета, в роте 16 штук. Скорострельность одного миномета 10-12 в минуту, каждая мина весом 16 кг. Оружие  грозное для врага. Из Великих Лук на автомашинах прибыли в Новосокольники, где заняли оборону совместно с пехотой.

С территории, занятой фашистами, отходили наши измотанные части, которых преследовали немцы. Огнем наших минометов мы нанесли поражение немцам, отсекли их от нашей отходящей части (дальность полета мин 6 км), пропустив наших бойцов в тыл. Какая была радость вышедших из окружения, уставших, раненых и голодных солдат и офицеров!

Враг был нахальный, вооруженный до зубов, рвался вперед. Если получал отпор в одном  месте, то находил другое более уязвимое место, прорывался, окружал и т.д. Так получилось и у нас. 
По Невельскому шоссе мотопехдивизия врага прорвалась к г. Великие Луки и заняла его. Надо было выбить врага из города. По  Невельскому шоссе срочно были переброшены часть пехоты и минометная рота к южной части города, к возвышенности в виде сопки, с которой хорошо просматривается город. На ней и был организован наблюдательный пункт. Минометы установили с тыльной части сопки.

Город просматривался хорошо, но разведданных не было, куда стрелять, неизвестно. Немцы на крыши поставили пулемёты, а в центре города на крышу установили легкую пушку и стреляли из неё. Вот по этим целям мы и начали обстрел, в то место, где была пушка, выпустили 150 мин. Одновременно с северо-востока наступали наши войска. К утру следующего дня враг из города был выбит. Оказалось, в том месте, где была  пушка, располагался штаб дивизии, много было штабных машин, мотоциклов. Все это нашими обстрелами было уничтожено, много было убито штабных офицеров и солдат, поэтому немцы ночью бежали из города.

Около города Великие Луки мы заняли оборону и, несмотря на атаки превосходящих сил врага, отбивали их, нанося большие потери фашистам.  Кроме наших минометов, других видов артиллерии на нашем участке было очень мало, поэтому минометы нашего батальона сыграли важную роль.

Вот так я вспоминаю начало войны, только начало, а сколько пришлось пережить всяких трудностей, потерять жизней до полного разгрома врага…»


А. С. Гречишников на праздновании 80-летия колледжа, 2009 г.

Бортов Анатолий Иванович

02.05.20
В сентябре 1939 г. с 4 курса был призван в Красную Армию. Всю войну служил в одной части радиобригады 93 отдельной радиодивизии при ставке верховного главнокомандования. Воевал на Иранском, Брянском, Сталинградском, 1-м Белорусском, 1-м Украинском фронтах. Участвовал во всех крупных операциях: Москва, Сталинград, Курская дуга, Корсунь-Шевченковская операция, Берлинское направление и Пражская операция.

Награжден:
медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За оборону Москвы», «За победу над Германией», «За освобождение Праги», значком «Отличный разведчик».

Из воспоминаний А. И. Бортова:

«Место службы – г. Ташкент, спецчасть особого назначения. Вместе со мной отбыл в эту часть и мой однокашник, хороший друг и товарищ Николай Михайлович Слободчиков. Мы оба были определены в учебный взвод младших командиров.

В марте 1941г. примерно 25% специалистов отобрали и послали служить на границу Белоруссии с Польшей. А в апреле 1941 г. мы уже знали из писем наших товарищей, что скоро, где-то в июне, начнется война с Германией».

«15 октября 41 г. мы были в составе центрального фронта. Место нахождения части – г. Москва, Ленинодачное Ц.Р.С. (центральная радиостанция). Время было тяжелое, враг был на подступах к Москве. Главной  нашей задачей являлось: распознать сосредоточение войск противника, какие противостояли части, определить место нахождения, их передислокацию, подход подкрепления и т.д. Вечером своевременно оповестить части МПВО о приближении самолетов, идущих на бомбежку Москвы.

О важности наших данных приведу один пример. В конце ноября 1941 г. я принял коротенькую радиограмму, открытым текстом. Эту станцию запеленговали. При переводе оказалось: они просили подвезти горючее для танков и кончились боеприпасы. Немедленно было сообщено в Генштаб. Утром сообщение информбюро: «Наши части контратаковали противника, разбили усиленный полк «Великая Германия», захвачены большие трофеи». От вышестоящего командования я получил благодарность».

«В июле 1946 года демобилизовались и приехали в г. Новосибирск вместе с Н. М. Слободчиковым. Закончили  техникум в ноябре 1946 г.».


А. И. Бортов в годы войны


А. И. Бортов и Н. М. Слободчиков
Решаем вместе
Есть предложения по организации учебного процесса или знаете, как сделать колледж лучше?