Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Новосибирской области
Новосибирский химико-технологический колледж
им. Д. И. Менделеева

91-й учебный год

Настройки отображения

Стулов Фёдор Петрович

29.04.20
Стулов Фёдор Петрович, преподаватель неорганической химии и технического черчения  в техникуме (1938-1941 гг. и 1945-1947 гг.)

Родился в 1911 году на станции Верхний Баскунчак Астраханской области, в семье железнодорожника. Был одним из юных пионеров «Первого пионерского отряда имени Спартака», созданного при станции в 1922 году. После учебы в 1931 году в Саратовском кооперативном техникуме по призыву ЦК ВЛКСМ, как молодой специалист, выехал в Западную Сибирь на Новокузнецкий коксохимический комбинат. После окончания в 1938 году Томского политехнического института имени С. М. Кирова работал инженером-технологом на химических заводах Сибири и находился на преподавательской должности Новосибирского Силикатного техникума. В июне 1941 года был мобилизован в действующую армию, с боями прошел от Подмосковья до Берлина, закончил войну в звании гвардии капитана. С 1945 года по 1947 год снова преподавал в техникуме, а затем работал на химзаводах Кемеровской области. С 1953 по 1971 гг. был старшим научным сотрудником Куйбышевского института нефтедобывающей промышленности «Гипровостокнефть».

Автор многих печатных работ по совершенствованию исследовательской аппаратуры. Правительственные награды: орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и пять других медалей. В 1976 году написал личные воспоминания  «В боях за Ельню» и «В боях за Берлин». Машинопись книги «В боях за Ельню» была передана в дар клубу «Поиск» Новосибирского химико – технологического техникума.

Отрывки из воспоминаний Ф. П. Стулова:

Глава первая «На фронт»

«День 22 июня 1941 года был воскресным. Преподавательский коллектив и учащиеся Новосибирского химико-технологического техникума строительных материалов после напряженного учебного года провели свой отдых на лоне природы, избрав для этого реку Обь с ее живописной заводью, огороженный елью. Тому способствовал удавшийся теплый солнечный день, напоенный ароматом таежных цветов, и находчивость молодежи, которая на импровизированной сцене – кузова автомобиля «ГАЗ – А – А», показала смешные эпизоды на жизни деда Щукаря по произведению М.Шолохова, под аккомпанемент мастера техучебы И. Е. Юдина спели несколько лирических песенок и показали акробатические номера. Мы, преподаватели и обслуживающий персонал техникума, каждое выступление своих питомцев сопровождали аплодисментами, горячими рукопожатиями. Конечно, мы не знали, что вылазка на природу окажется для некоторых из нас последней, с которой связано столько приятных воспоминаний. Ведь в этот памятный день никто из веселящихся людей не подозревал, что совершилось страшное событие: вероломное нападение фашисткой Германии на Советский Союз. Подтверждением этому являлось всеобщее волнение новосибирцев, с чем мы столкнулись на улице Кирова, что заканчивалось мостом через речку Каменка.

Наши полуторки свернули налево, на Садовую улицу, где возвышалось желтой глыбой камня и стекла здание техникума, построенного в 20-х годах в стиле конструктивизма. Возле учебного корпуса собрались учащиеся, семьи преподавателей и специалистов. К ним присоединились и жители близлежащих улиц и те, что проживали в овраге, позади детского парка имени С.М. Кирова. Собравшаяся толпа с напряженным вниманием слушала по радиовыступление Молотова. Началась Великая Отечественная война…

По тревоге военнообязанные собрались в кабинете директора А.В. Ананьева. С ним присутствовал военный, который сообщил, что здание учебного заведения отводится под эвакогоспиталь. Нужно было в срочном порядке освободить химический кабинет и кабинет деталей машин и всё их  содержимое сложить навалом в неприспособленном помещении нижнего этажа.
Надо сказать, что в конце 30-х годов обучающийся контингент техникума состоял наполовину из людей тридцатилетнего возраста, т.е. старше меня. На учёбу они приходили прямо с заводов и фабрик, имея за плечами производственный опыт. Оказать помощь при освобождении кабинетов  они не могли, потому что срочно получили повестки и добровольцами уходили на фронт. Получил повестку из Октябрьского военкомата и я…».
 
«26 июня я оказался в военном городке на берегу Каменки. Мне сообщили, что я назначаюсь командиром отделения химической защиты 37-го Отдельного инженерно-сапёрного батальона.
На шестой день войны наш батальон со своей громоздкой техникой двинулся в сторону товарной станции Новосибирск. Предстояло пересечь почти весь всполошённый город, чтобы оказаться на месте погрузки в эшелон. Мы шли военным строем мимо стадиона “Динамо”, где вдоль железной ограды теснились горожане и провожали нас на фронт.

На Красном проспекте двигалась масса немолодых мужчин в сопровождении опечаленных женщин. Это были первые горожане-патриоты, спешившие к театру “Красный факел”, где производилось запись добровольцев в ополченские отряды. Среди них оказалась и преподавательница техникума Надежда Флегонтовна Милюкова, которой не суждено было долго воевать. Она погибла 16 декабря 41-го года.

На путях шла погрузка воинских частей 24-й армии, в состав которой входил и наш батальон. Вся территория платформы гудела как потревоженный улей. Между эшелонами не было места, где бы не толкались военные и гражданские лица, прибежавшие прощаться с отцами, братьями и знакомыми. Среди человеческого гомона и криков явственно прорывались причитания и душераздирающий плач женщин и детей…».
 
«Из штабного вагона передавали газеты о последних новостях на фронте. Так пролетели знакомые остановки Обь, Чик, Коченёво... На следующее утро на станции Калачинской, перед Омском, отделение перебралось на платформу, на которой стояла машина с дегазационным приспособлением. На ходу поезда, под открытым небом мы организовали школы по изучению средств химзащиты и дегазации заражённого оружия и местности.        С верха открытой платформы приятно было видеть людей, приветствовавших наше появление песнями и возгласами: “Ура сибирякам!”.

В Москву попали ночью по кольцевой дороге… Встретила нас столица посуровевшая, со светомаскировкой, заклеенными крест-накрест  окнами. Эшелон двинулся на Ржев и повернул в направлении Вязьмы. Здесь уже чувствовалось дыхание войны. Немецко-фашистские полчища приближались к Смоленску, нацеливаясь к захвату нашей столицы».

Глава вторая «Битва за Ельню»

«Наша 24-я Резервная армия заняла оборону в районе Ельни Смоленской области, где немецкие войска хорошо окопались на ельнинском выступе. На ней находились стрелковые дивизии СС и 10-я танковая дивизия генерала Гудериана, которые вместе взятые участвовали при оккупации Франции, Бельгии, Голландии и Югославии.

Находясь в прифронтовой полосе, инженерно-саперный батальон Сибирской армии начал ремонтировать сельские мосты, грейдерные дороги, устраивать на болотах гати, чтобы больше пропустить на передовые позиции войска и боевую технику. А в случае прорыва противника на танкодоступных  местах сооружались эскарпы, устанавливались мины (немагнитные), которые не могли обнаружить миноискатели. Мое отделение быстро переквалифицировалось из химиков в минеры, для которых малейшая ошибка грозила смертью. После этого подопечные разошлись по подразделениям батальона, чтобы научить красноармейцев применять бутылки с горючей смесью «КС» против танков врага.

Во второй половине августа 1941 г. 24-я Резервная армия нанесла основной  контрудар по обороняющемуся противнику, усиленному танками и орудиями, закопанными в землю. Сражение носило ожесточенный  характер… 6 сентября Ельня была освобождена.

В начале Великой Отечественной  войны районный центр Ельня явился первым городом, освобожденным от оккупантов. В боях было разгромлено до 5 дивизий, противник потерял убитыми и ранеными 45-47 тысяч и большое количество пулеметов, минометов и пушек. Победа по тем временам оказалась существенной.  Ее и сравнить-то было почти не с чем».

«Вместе с Ельней были освобождены от немцев много сел и деревень, сильно пострадавших от пожаров. На десятки километров  валялись трупы битюков-лошадей и поломанные парные повозки с амуницией и прочим награбленным барахлом, попадалось множество разбитых пушек и минометов, а также артиллерийских боеприпасов, рассыпанных по хлебам. И как завершение ко всему этому жаркому сражению – кое-где, подобно гробам, стояли с оторванными башнями вражеские танки, которые не успели уползти на запад от сокрушающего огня советских артиллеристов.

В результате захвата ельнинской земли сибиряки своим героизмом и беспредельной преданностью родине сорвали коварный план гитлеровцев быстрого продвижения на Дорогобуж и тем помогли нашим войскам выиграть драгоценное время для организации обороны на поступках к Москве».

«Я с волнением вспоминаю своих славных братьев по оружию из Новосибирска и области, которые стояли насмерть при защите города и которые не вернулись домой после Победы. Владыка всему и вся – Время, которое беспощадно стирает с лица земли военные шрамы окопов, стрелковых ячеек, блиндажей и дзотов, но никогда не сотрет оно из памяти людей ратные подвиги земляков…».


  • Младший лейтенант Ф. П. Стулов, действующая армия Западного фронта Смоленского направления, 1942 г.

  • Книга Ф. П. Стулова «В боях за Ельню (Воспоминания гвардейца-сибиряка)».
Решаем вместе
Есть предложения по организации учебного процесса или знаете, как сделать колледж лучше?